блог | запачкать ручки

запачкать ручки

Do you have enough love in your heart
To go and get your hands dirty?

Иногда на работе мне приходится бить людей.

Нет, ничего такого — у нас прекрасный коллектив. Здесь нет ни чорных властелинов в кожаной портупее, ни доминантрикс с хлыстом. Мы все взрослые воспитанные люди, которые хорошо знают, что такое рабочая этика и умеют её соблюдать.

Но для девочки внутри меня, которую полжизни учили быть удобной и милой, не перечить, не мешать и не выпендриваться, любой демарш против другого человека — это агрессия.

Здесь надо уточнить: это в нашем обыденном понимании агрессия — что-то ярко выраженное. Когда ты орёшь, брызгая слюной, достаёшь бейсбольную биту с намерением крепко стукнуть, рассказываешь человеку, какой он слюнтяй и неудачник — оскорбляешь прямо и недвусмысленно. В психологическом смысле агрессия — это любое противодействие другим. Отказ, несогласие, спор. Почему многим из нас так сложно сказать «нет» или отстаивать свою точку зрения? Потому что им с детства вбили в голову, что любая агрессия — это плохо. Вообще любая. И теперь они испытывают неловкость даже от того, что занимают сиденье в автобусе — а вдруг оно понадобится кому-то другому? Поэтому ездят стоя — всегда, потому что быть агрессором для них недопустимо и невыносимо.

Моя профессия — редактор. Мои прямые обязанности — делать замечания, говорить «нет», исправлять и переделывать. В глазах внутренней девочки я только и делаю, что причиняю коллегам боль, грубо вторгаясь в их творчество, доставляю неудобство и вызываю раздражение.

Но давайте представим, что будет, если убрать этот хлыст.

Вот мы готовим презентацию для клиента, дизайнеры пишут текст к своим картинкам — им надо объяснить клиенту, что было сделано, почему и зачем. Время вечер, они уже всё собрали, осталось только вычитать на ошибки и можно отправлять. Все на низком старте, чтобы закончить рабочий день и заняться собственными делами.

Но тут приходит продюсер или редактор. Начинает читать — и видит, что вместо логичного рассказа мы имеем большой кусок швейцарского сыра. Такого, знаете, с огромными круглыми дырами.

«Ребята, так не пойдёт, — говорит продюсер или редактор. — Клиент просил в логотипе бублю, мы её не сделали, а почему — не сказали. Как связаны графика и цвет — ноль повдоль, а это важно. И как будет стиль разворачиваться в рекламе? Давайте доделывать».

Все недовольны. Рабочий день внезапно увеличился на несколько часов. Команда тихо ненавидит того, кто сказал, что нужны доработки. Он бы и сам с удовольствием отправился славно лежать в горячей ванне, почитывая книжулю — но вместо этого пялится красными глазами в монитор, почитывая дополнительные описания. «Мы помним о вашей просьбе добавить бублю, однако такой дополнительный элемент сделает логотип неудобным для использования на цифровых носителях. Поэтому мы рекомендуем отказаться от бубли, а вместо неё сделать круглю...»

Время час ночи, все отваливаются от мониторов, желая скорее почистить зубы и упасть лицом в подушку. Клиент получает логичную презентацию с исчерпывающими описаниями. Он доволен и готов переходить к следующему этапу проекта.

Без хлыста: все уходят с работы вовремя, с удовольствием проводят время с семьёй, идут гулять, смотрят классные фильмы под вкусное вино. Клиент получает красивую презентацию с маловразумительными комментариями. Клиент не понимает, что происходит на картинках. Он недоволен и хочет всё переделать.

Или вот новый коллега. Он отлично разбирается в том, что для остальной команды — китайская грамота. У него живой и дерзкий ум, он схватывает на лету и предлагает нестандартные решения для привычных задач. Он радеет за результат и готов вкладываться, чтобы этот результат был классным.

Но когда я открываю его тексты (Андрюша, прости) — то начинаю орать опоссумом. Классные чёткие формулировки и отличные примеры там густо пересыпаны канцеляритом, клише, предложениями на полстраницы. Логика, в одних местах хрустально прозрачная, как Снежная Королева, в других просто вышла из чата. Что произошло? Почему? Кто на ком стоял? Нет ответа.

Я засучиваю рукава и погружаюсь по локоть в то, что вызывает такую внутреннюю боль: в агрессию.

«Нет, нет, так тоже нет, и это нет, тут вообще что происходит? Почему? Нет логики, нужна логика, этот кусок переставить, этот выкинуть. Переписать. Переписать. Тоже переписать, чтобы было понятно вот это. Уточнить. Ответить. Закончить мысль».

Как поют нам юные девы с экранов тик-тока: «Надо вот так, так и так, понятно? Надо вот так, так и так. Вот так вот — не надо»©.

Можно не упарываться в эти правки. Быть удобной и милой, как учили. Сказать: «Спасибо большое, отличный материал». Дать пару деликатных комментариев по самым корявым местам, не вступать в спор, причесать поверхностно — и в таком виде выпустить. Человек будет доволен: он молодец, он сделал классную работу. Но через полгода, когда станет понятно, что человеку надо регулярно писать что-то самостоятельно, а он всё ещё выдаёт полуфабрикат, появятся вопросики. У читателей, которые будут получать этот полуфабрикат вместо сочного прожаренного текста, вопросики появятся ещё раньше — и к автору материалов, и к нашей студии в целом.

Самый главный вопрос на эту тему задаёт нам нежно любимый мной дяденька grandson
в своей песне:
Do you have enough love in your heart
To go and get your hands dirty?

Достаточно ли любви в твоём сердце, чтобы пойти и запачкать руки?

Достаточно ли ты любишь своё дело и каждый конкретный проект, чтобы быть тем самым парнем, который говорит «это не пойдёт», «давайте переделаем», «я против», «это плохое название»? Вызывать раздражение, недовольство, иногда даже обиду?

Достаточно ли ты любишь своих коллег и друзей, чтобы честно говорить им не то, что они хотят услышать? Раз за разом указывать на ошибки, не соглашаться с сомнительными решениями, быть вредной упёртой занудой?

Это та самая любовь, которая говорит ребёнку: «Ты молодец, что убрался, но посуду надо перемыть, она осталась грязной». Она же говорит родителям: «Я вас очень люблю, но гомеопатию покупать не буду, потому что она не работает». И самому себе: «В этих отношениях было уютно, но по ходу они протухли, пора выбираться, хоть это и неприятно».

Любовь помогает преодолеть страх. Помогает найти правильные слова. И самое главное — именно любовь не позволяет заботе превратиться в насилие.

Ещё больше мыслей редактора — в телеграм-канале «Марьюшка и тексты».

Адрес офиса в Санкт-Петербурге:

Санкт-Петербург, БЦ «Б5»:
пр. Бакунина, 5, оф. 510

+7 (812) 332-20-44

открыть карту
Адрес офиса в Томске:

Томск, БЦ «Гринвич»:
пр. Ленина, 60/1, оф. 410.

+7 (3822) 230-262

открыть карту
напишите нам

Мы отвечаем на все заявки.
Если вы не увидели ответ от нас в течение суток, значит, что-то пошло не так.
Пожалуйста, повторите письмо или позвоните в офис +7 (812) 332-20-44.

Не любите заполнять формы?
Пишите на privet@lvmd.ru

Как к вам обращаться?
Как с вами связаться?
Расскажите о своём проекте
нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с политикой конфиденциальности.
напишите нам

Мы отвечаем на все заявки.
Если вы не увидели ответ от нас в течение суток, значит, что-то пошло не так.
Пожалуйста, повторите письмо или позвоните в офис +7 3822 230-262.

Не любите заполнять формы?
Пишите на privet@lvmd.ru

Как к вам обращаться?
Как с вами связаться?
Расскажите о своём проекте
нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с политикой конфиденциальности.